Привет из далекой Мексики

Привет из далекой Мексики

Владимир Александрович Казаков — выпускник Рязанского Радиотехнического института сейчас работает в Национальном Политехническом институте Мексики, который находится в г. Мехико. В преддверии 7 мая, мы связались с Владимиром Александровичем, попросили ответить на несколько вопросов. Владимир Александрович на вопросы ответил, но для публикации прислал такой вот замечательный опус, который и называется «Привет из далекой Мексики». Предлагаем этот интереснейший материал нашим читателям. Попал я в Мексику очень неожиданным и удивительным по тем временам образом. В 1992 году в наш РРТИ пришло письмо от руководства Мексиканского Национального Политехнического Института.В письме предлагалось тем преподавателям, которые могут читать лекции на английском и которые являются пециалистами по некоторым интересующим мексиканцев областям, послать по их адресу личное дело с указанием всех аспектов профессиональной деятельности. В числе представляющих интерес дисциплин была упрмянута «Статистическая Радиотехника» — мой основной предмет. Нужные документы я послал по почте DHL. Помнится, эта пересылка обошлась мне в треть моей месячной заработанной платы зав. кафедрой и профессора: то ведь был первый веселый год безумных экономических реформ типа «шок без терапии». А вот дальше было тоскливое четырехлетнее ожидание. Иногда я получал письма с какими-то обещаниями, но они, как правило, не выполнялись. В итоге к 1996 году надежды мои на поездку почти иссякли, а это значит, что былые желания вспомнить английский или как следует подготовить курс «Телетрафика» (который я указал как дополнительный) исчезли напрочь. И вдруг… И вдруг я получил авиа билет Москва – Мехико – Москва и приглашение на месяц. Месяц тот оказался крайне напряженным, так как мне пришлось каждый день (!) читать лекции по «Телетрафику». Надо заметить, что курс этот в России я не читал. В общем, в тот месяц спать пришлось мало, а работать много. Как пример, отмечу, что в центр города я выбрался в первый раз в четвертую пятницу после прибытия. Воспоминания о том периоде до сих пор приводят меня в трепет и лучше всего выражаются классическими словами: «как вспомню, так вздрогну». Надеюсь, коллеги меня поймут. Лекции мои студентам понравились, и контракт мне продлили на год. Нагрузка застабилизировалась. Английский мой изысканным не стал, но паузы в предложениях существенно укоротились. Конечно, пришлось изучать испанский. После первого года получил продление еще на 12 месяцев. Затем был переход на другую кафедру «Телекоммуникаций» в системе подготовки магистров. На этой кафедре я работаю четырнадцатый год и читаю мою любимую «Статистическую радиотехнику» для магистров и аспирантов. Рабочим языком моим в течение уже многих лет является язык Сервантеса. Ну, до изысканности тут тоже далековато, так как мне всегда как-то хочется улучшить испанский – стандартный повод для общего смеха на моих лекциях.

Стоит сказать о том, что в Мексику в те годы приехала масса ученого люду из России и Украины. Назову некоторые города — поставщики пролетариев умственного труда (по терминологии Ильфа и Петрова): Москва, Петербург, Ростов на Дону, Казань, Тверь, Рязань; Киев, Харьков, Одесса. В подавляющем большинстве приглашаемые должны были иметь степень доктора наук. Из ученых знаменитостей здесь математик академик В. Г.Болтянский и звезда нашей статистической радиотехники И.А. Большаков. Последний, правда, работу закончил и вернулся на Родину.

Что любопытного в системе Мексиканского высшего образования? Конечно, каждый штат имеет свой университет (штатов тут 32). В больших городах (Мехико, Гвадалахара и Монтеррей) университетов и институтов много. Отмечу особо два вуза: Национальный Автономный Университет Мексики и Национальный Политехнический Институт (НПИ), где как раз я и работаю. Это вузы –гиганты. Они соперничают между собой по числу учащихся и работников. Оспариваемая цифра – 180 тысяч. Конечно, эта цифра ошеломляющая. Надо, однако, пояснить, что в указанное число входят тысячи молодых людей по всей стране, которые занимаются на подготовительных курсах. Каждый из этих вузов имеет много филиалов в областных городах. Оба вуза имеют научно-исследовательские институты и массу факультетов. Есть и очень специфические подразделения. Например, оба вуза имеют свои классные симфонические оркестры, а в НПИ есть своя профессиональная телевизионная студия, ведущая вещание на весь центральный регион. Подсчет числа студентов необычен. Срок учебы в техническом бакалавриате — 4 года, в магистратуре — 2 года, в аспирантуре – 4 года. Однако в каждой системе студенту позволяется уйти (по нашей терминологии) в академический отпуск на пару лет. При этом отчисления не происходит! Набор производится два раза в год. Студенты имеют право получать стипендию. У неуспевающих стипендия снимается.

НПИ делится на школы, типа наших факультетов. Эти школы и кампусы (несколько школ) разбросаны по всему городу. Они легко узнаются по вишневому цвету заборов. Школа, где я работаю, самая большая в НПИ. Она называется Высшая Школа Механики и Электрики. Студентов в ней около 10000. Из них в магистратуре около 1000. Кафедры по бакалавриату и по магистратуре – отдельные. Потоки в магистратуре небольшие: 10 -15 человек. Иногда и меньше. Для поступления в магистратуру необходимо сдать вступительные экзаменыю В частности, на нашу кафедру Телекоммуникаций перечень экзаменов включает в себя следующие непростые дисциплины: Математика, Электромагнетизм, Программирование и Сигналы и системы. Последний предмет соответствует нашему курсу «Радиотехнические цепи и сигналы». Именно сложностью поступления и объясняется незначительное число студентов на потоках магистратуры. Конечно, уровень студентов, как и везде, разный, но откровенных слабаков в магистратуре практически не бывает. Популярность специальности «Телекоммуникация» высокая, так что недостатка в студентах нет. Тематика дипломов в основном связана с теоретическими исследованиями, в которых работа с компьютером – большой и необходимый раздел.

Финал учебы в магистратуре и в аспирантуре – защита (как тут называется) тезисов. Сессий ГЭКов здесь нет. Защита тезиса – событие особое. Каждый защищающийся студент оформляет массу документов. Для каждой защиты формируется и утверждается особое жюри. Есть специальный зал для защит. Сама прроцедура защиты представляет собой некое театрализованное зрелище. На него приглашаются многочисленные родственники героя дня. Это бабушки и дедушки, тетушки и дядюшки, мамы и папы, сестры, братья, племянники, подруги и друзья. Человек двадцать – норма. Слушают все защиту и гордятся. На лицах это чувство обрисовано яркими красками. Как правило, образовательный уровень гостей существенно ниже магистра, поэтому все происходящее являет собой торжественный праздник для приглашенных. Жюри в составе 5 — 6 человек располагается за большим столом на возвышении и все члены жюри, как правило, в костюмах с галстуками. Подчеркиваю это обстоятельство, потому что из-за обычного теплого климата пиджаки с галстуками — обязательная деталь повседневной одежды лишь для высокого школьного начальства: директора и его замов. Да! Сам тезис имеет особенность: после титульного листа идет специальная страница с посвящениями. Шрифт на ней нестандартный, с каким-то диковинным курсивом и завитушками. Как правило, первое посвящение – Богу- выдержано в высоком штиле и содержит общую благодарность творцу, например, за то, что «все сущее существует, а парящее воспаряет». Затем идет, например, упоминание о том, что и автор сего труда, ничтожный червь, тоже вот живет на белом свете благодаря милости Всевышнего. После этого автор благодарит всех многочисленных родственников, друзей и подруг, а затем переходит к акту благодарения преподавателей и администрации. Повторяю: всему этому посвящена целая страница. После защиты, как правило, небольшая выпивка где-то в аудитории на кафедре с участием всех сопереживавших. Звание «магистр» высокое и до сих пор редкое. Его носителю предстоит неплохая жизнь.

В Мексике нет конкурсной системы замещения кадров в вузах. Результат, на мой взгляд, печален. Количество преподавателей с ученой степенью мало. Даже на магистратуре. Лет десять назад их число определялось меньше чем в 50%. Сейчас ситуация понемногу улучшается, так как берут в основном остепененных. Уволить же преподавателя практически нельзя. Соответственно, и пригласить нового подходящего человека – проблема. Конкретный пример: мой аспирант после защиты диссертации обратился на кафедру «Телекоммуникаций» на бакалавриате. Получил отказ, так как свободных ставок нет. Вместе с тем на этой кафедре тогда не было ни одного преподавателя с ученой степенью. И это на специализированной кафедре в главном политехническом вузе страны! На общих кафедрах бакалавриата (математика и физика) ситуация иная: свободные ставки есть и берут на них выпускников магистратуры, которые даже не защитили свой тезис. Приведу еще один, по-моему, занятный пример. Встретился я со своим выпускником – магистром через несколько месяцев после защиты. Естественно, спрашиваю про его работу. Отвечает, что работает в одном частном университете в Мехико. Далее разговор шел примерно в следующем ключе:

  • — Что читаешь?
  • — Три курса: «Обыкновенные дифференциальные уравнения», «Электромагнетизм» и «Цифровая обработка сигналов».
  • — Неслабо! А китайский ты там сейчас случайно не преподдаешь?
  • — Не-а. Пока не предлагали.

Иными словами, квалифицированных преподавателей по сложным дисциплинам повсеместно не хватает.

Условия для работы здесь неплохие. Каждый преподаватель в магистратуре имеет свой кабинет с компьютером и принтером. Интернет, конечно, прилагается. Зарплата и обязательная аудиторная нагрузка зависит от должности. Градаций по должностям много. Общая тенденция естественна: чем выше должность, тем меньше обязательная аудиторная нагрузка и тем выше зарплата. Восьмичасовое присутствие в нашей школе обязательное, реально – работаем больше. К основной зарплате имеются надбавки, опять же по градациям. Размер доплат определяется системой подсчета пунктов и зависит более всего от успехов в научной сфере и в подготовке докторов и магистров. Публикации в престижных журналах и выступления на Международных конференциях ценятся высоко. Есть специальный большой штат работников, занимающихся исключительно подсчетом пунктов по разным надбавкам.

Существуют несколько источников для финансирования поездок на Конференции. Сейчас, правда, возможности по этой части резко сократились. Реальность однако такова: хочешь иметь зарплату повыше и выступать на конференциях за рубежом — должен трудиться оч-ч-чень интенсивно. Работать приходится много, чтобы иметь реальные достижения и чтобы затем на их основе можно было бы выигрывать конкурсы на госбюджетные научно-исследовательские работы.

Про патенты. Я был ошеломлен. При общем числе преподавателей в НПИ в 13,5 тысяч (сюда входят, правда, общественники, медики, менеджеры и др.) институт получает менее десятка патентов в год! Срок рассмотрения заявок – 4 -5 лет. Первый ответ от экспертов приходит через пару лет, а то и больше. Может, по этой причине такой тип научной деятельности здесь так не популярен. Мой опыт: послали заявку с аспирантом в 2004 году. Патент получили в конце 2008-го. За этот год, как мне сказали, было получено 6 патентов. Патент – собственность института, так что я оригинала даже в руках не держал. Прислали копию. Вознаграждение – рукопожатие начальника. Правда, как потом выяснилось, за патент дают много пунктов (как за статью в престижном журнале).

Американцев среди преподавателей нет. Видно, зарплата для них неудовлетворительна, да и пенсионное обеспечение в будущем явно хуже. Это можно понять. Выходит, что из иностранцев лищь мы, братья – славяне, русские да украинцы, несем здесь свое посильное бремя сеять благое и светлое. Отношение к нам в основном хорошее. Чего никак нельзя сказать про американцев. На бытовом уровне неприязнь почти нескрываемая даже среди интеллигенции. Тут две причины: историческая и субъективная. В 1860-х годах в результате двух войн США «приобрели» у Мексики четыре немаленьких штата: Калифорнию, Аризону, Нью-Мексико и, кажется, Неваду. Сейчас в США тьма латиносов. Я читал, что они превысили число афроамериканцев. Значительная часть иммигрантов — латиносов из Мексики. Ясно, что в подавляющем числе это люди низкоквалифицированные. Они ощущают там свою социальную неполноценность и, видно, передают свои чувства на родину. Соответственно и ответ.

Конечно, нельзя сказать, что тут для нас все тишь да благодать. И неудовольствие демонстрируется порой, предвзятость чувствуется и т.д. Наверное, это участь всех иностранцев. Никаких привилегий здесь для нас нет. Мы живем и работаем по законам, установленным для мексиканцев. А эти законы предусматривают стимулы для активно работающих людей. Это разумная политика правительства, желающего повысить качество высшего образования и увеличить число образованных людей в стране. Ситуация ведь здесь не простая. Население – примерно 100 миллионов человек. Одиннадцать процентов считают себя чистыми индейцами. Аборты запрещены из-за большого влияния католической церкви. Семьи в сельских районах страны очень многочисленны. Образовательный уровень низок, часто — нищета. Толпы необразованных молодых людей перемещаются в города и подпитывают криминал.

А вообще, страна Мексика очень интересна и в историческом, и в природном планах. Здесь много памятников древней архитектуры народов майа, ацтеков и др. Климат в центральной части страны райский. Несмотря на то, что по широте Мексика соответствует Саудовской Аравии, летом здесь нет удручающей жары из-за того, что долина Мехико расположена на высоте 2200 метров над уровнем моря. Кроме того летом, с середины мая по середину октября, каждый день идут сильные тропические дожди. А зимой? Зима – это особая песня. Лютая зима длится неделю-две в начале января. Температура утром к восходу солнца в это время опускается аж до 3 — 5 градусов тепла. Ну, а днем все равно плюс 20 — 22. Свирепые утренние температуры заставляют народ приходить на работу в пальто, в теплых куртках, в свитерах, в перчатках и даже в специальных шерстяных масках, закрывающих рот от пагубного воздействия почти мороза. Собаки повсеместно одеваются в особые жилеты. Лишь бродячие псы жестоко страдают от непогоды. Жалко их.

На этой сострадательно — слезоточивой ноте я заканчиваю свое повествование.

Выпускник Радиотехнического Факультета РРТИ 1963 года.

Владимир Казаков.

603
17:01
Владимир Александрович! Дорогой Вы наш и добрейший! Рад вспомнить и поприветствовать!
Выпускник 1983 г.
Под Вашим руководством писал и защитил диплом на «отлично». Очень часто вспоминаю!